СПАСИБО РОДНЫМ НАШИМ ЗА ТО, ЧТО МЫ ЖИВЫ

Т. И. Батлан

8 сентября 1941 года, когда вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады, мне было 4 года и 42 дня - поэтому мои личные воспоминания о блокаде скорее пересказ маминых объяснений того или иного события, запечатлевшегося у меня как ощущение.

По хронологии первым таким впечатлением было красное небо над нашим двором. В сентябре или октябре во время воздушной тревоги жители нашего дома поздним вечером выбежали во двор, чтобы укрыться в бомбоубежище, и увидели красное небо. Оказалось, горели американские горки в парке около Народного дома (ныне Мюзик-Холл).

19 декабря 1941 г. нам позвонили в дверь, и мы увидели маму в разорванном пальто и крови. Она была ранена осколками снаряда, и ее увезли в госпиталь.

В ее отсутствие мой отец Батлан Иосиф Израилевич весь свой паек отдавал нам с сестрой. Когда моя мама Левина Мария Захаровна вернулась из госпиталя, отец уже не вставал, а мы с сестрой Людой, которой не было еще и трех лет, сидели у него на кровати и плакали, замерзшие и голодные. Папу увезли в госпиталь, где он умер 19 февраля 1942 года и был похоронен в братской могиле на Серафимовском кладбище.

Об этом я помню только, что мама пришла домой и поставила на стол стеклянную банку с какой-то жидкостью - это была баланда, сваренная из каких-то суррогатов, которую она повезла в госпиталь папе - а его уже не стало.

В моей памяти сохранилось ощущение сильного толчка и лютого холода на спине. Как потом рассказала мама, в феврале-марте 1942 года в наш дом 12 по Зверинской улице попали осколки снаряда. Мы втроем сидели на кровати, заваленные всеми одеялами, пальто и другими вещами, и моя маленькая сестра попросила воды. Мама послала за водой меня к столу у противоположной стены комнаты. Я уже приближалась к столу и миновала середину комнаты, когда в окно влетели осколки, меня отбросило к столу и это меня спасло. Окно было разбито, разгромлена дверь и изразцовая печь. Помню окно, заткнутое подушками и всякими тряпками.

Нас переселили в дом 7/9 по Зверинской улице в узенькую комнату с одним окном. Из этого времени помню только, как мы с сестрой ели соль из солонки на столе у окна, обмакивая пальцы в солонку и обсасывая их, а мама потом плакала, потому, что соли купить было негде.

Помню, как к нам пришел военный и принес буханку хлеба, кусок сахара и, по-моему, были еще какие-то консервы. По рассказу мамы это был посыльный от моего дяди подполковника Батлана Михаила Израилевича, воевавшего на Ораниенбаумском пятачке. Он прислал машину, чтобы вывезти нас из Ленинграда. Маме было сказано, чтобы она собрала минимум необходимых вещей, и нас увезли к Ладоге. Было это в августе 1942 года. Мы ехали на восток через Ладогу. Затем в теплушке более двух месяцев. Привезли нас в город Молотов (Пермь).

По вызову дяди мы вернулись в Ленинград в феврале 1945 года. Комната наша была занята, и некоторое время мы жили у дяди на улице Халтурина (Миллионной) в доме 4. Там нас застала Победа. В ночь на 9 мая вдруг заговорили все репродукторы и все население дома, в основном женщины и дети, выбежали во двор в тапочках и халатах, некоторые в папильотках. Все кричали, смеялись, плакали, а мы, дети, прыгали по лужам сначала во дворе, а потом на Марсовом поле.

В школу меня не брали до 9 лет из-за дистрофии и только в 1946 году приняли в первый класс. Мне было обидно, что моя младшая сестренка тоже пошла в первый класс, и я сама пошла и села во второй. Учительница Вера Павловна попробовала меня отвести в 1-ый класс, но я упиралась и защищалась как могла. Тогда она позволила мне остаться на I четверть, а затем оставила в своем классе насовсем.

В классе были девочки одиннадцати-тринадцати лет, которые не учились во время блокады, их называли переростки.


Январь 2005 года.

Батлан Тамара Иосифовна, преподаватель математики. Работала в 344 физико-математической школе с 1961 по 1967 года, с 1967 по 1973 год - была преподавателем в ЛКИ (Ленинградский Кораблестроительный институт), с 1973 по 1992 год - в ЛВВГКУ (Высшее Военно-Топографическое Командное училище) старшим преподавателем кафедры математики. А с 1999 года - в ФМГ № 30. Ветеран труда.